Жить с чувством восхищения: интервью с фронтменом «натоличей» Константином Рафальским



Он был, есть и продолжает оставаться одним из самых эффектных фронтменов на украинской рок-сцене! Правдивый и чувственный лидер «натоличей» Константин Рафальский рассказал Beautified о феномене семейной музыки, отношении военных к «творческим» и смешанной кровушке.

Натоліч

Группа "Натоліч"

Досье Beautified на группу «Натоліч»:

1. Коллектив случайно был создан в новогоднюю ночь. 2. В группе играют два родных брата: Константин Рафальский (вокал, тексты) и Даниил Рафальский (бас-гитара). Всего в семье пятеро детей, и все занимаются музыкой. 3. Барабанщик «Натоліч» Денис Рейс работает с группой «Антитіла», проводит концерты, умеет играть на гитаре и поет. 4. На самом деле, у Дениса красивый низкий голос. 5. Бас-гитарист «Натоліч» Данил – иконописец. 6. В свободное время гитарист Сергей Дудко занимается экстремальными видами спорта.

другие событияО музыке на баррикадах и ответственности за брата

q

Костя, что такое группа «Натоліч» сегодня?

a

Во-первых, мы поп-рок коллектив, не играем тяжелый рок, хотя, конечно, иногда хочется (улыбается). Я бы сказал, что пока мы – молодая группа, которая выпустила только один альбом и несколько синглов (в архиве «Натоліч» также три видеоклипа – прим. от. ред.). Мы несем определенный меседж, наверное, в этом наше призвание.

q

И какой меседж?

a

Все будет хорошо! Мы никогда не говорим, что что-то безнадежно. У нас есть, например, песня «Як у танго». Она на примере танца показывает, что любая ситуация решается. В танго один партнер делает шаг вперед, а второй шаг назад. Между ними возникает расстояние. Но любое расстояние всегда можно преодолеть. И я говорю сейчас не только о танце.

q

Наверное, ваш посыл о том, что все будет хорошо был особенно актуален как раз два года назад. Создание «Натоліч» практически совпало с началом в Украине Евромайдана и войны. Вы ездили с выступлениями в зону АТО?

a

Ездили. Первый раз было страшновато. В группе играет мой младший брат. Одно дело ехать куда-то самому, а другое – быть фронтменом группы и отвечать за других людей, особенно, за брата. Вот за него, да, мне было страшно. Но оказалось, что зона АТО – немножко не такая, какой мы ее представляем, у страха глаза велики. Хотя бояться тоже надо.

Натоліч 2

q

Где вы побывали?

a

Сначала ездили на границу с Донецкой областью, это был первый наш выезд. Были и в Авдеевке. Если что, я могу целый список показать. Мы…Много где были. Помню, выступали перед бойцами сразу после Нового года, 3 января. Это было тяжело прежде всего физически. Ехали в продуваемом таком «бусике», когда уже вернулись в Днепр, то у нас всех какое-то время просто не разгибались ноги, но мы все время думали о том, что бойцам там намного сложнее, чем нам здесь. Давайте, может, о чем-то более веселом поговорим или нет?

q

Костя, с кем, если не с Вами, нам говорить о месте творческого человека во время перемен. На самом деле, в Украине ведь не так много исполнителей вообще выступили в зоне АТО. Где все-таки должен быть музыкант: в студии или на передовой? Почему Вы решили поехать туда? Почему не побоялись?

a

У нас вообще вся деятельность как-то так складывается естественным путем. Сердце звало туда, попадались люди, которые помогали, мы пели, и результатом все оставались довольны. Где должен быть человек творческий? В принципе, творческий человек, он же все делает по зову сердца, там мозг редко принимает участие. Бывает ты что-то сделаешь, скажешь, а потом жалеешь. Я думаю, что если ты чувствуешь, что не можешь оставаться в стороне – нужно действовать. Или говорить об этом в своем родном городе, или ехать туда, где зарождается конфликт. Я очень хорошо помню, как мы первый раз выступили для раненых бойцов. Это было где-то полтора года назад. Вот тогда мы, действительно, потерялись. Потому что сидели люди, которые рисковали своими жизнями, их тела пострадали за то, чтоб у нас тут было мирное небо, и вот, когда я на них смотрел, у меня в голове был один вопрос: «А имею ли я вообще право что-то сейчас петь, какой-то посыл до них доносить?». В итоге мы тогда выступили, после концерта пожали всем им руки, обнялись  и, конечно, сказали огромное спасибо, а они без всякой лести поблагодарили в ответ нас. Мы тогда сказали: «Если бы вас ТАМ не было, нас бы не было ЗДЕСЬ». А они нам в ответ: «А если б вас ЗДЕСЬ не было, если бы не было этого мира, этих песен, нас не было бы ТАМ». В общем, я думаю, что каждый должен быть на своем месте, но оставаться в стороне никто не имеет права.

другие событияОб условиях Западной Украины и насильственном украинском

q

У вас есть и украиноязычные, и русскоязычные песни. В зоне АТО на каком языке пели?

a

На разных. Бойцы… Среди них тоже разные люди есть, и с Днепра есть. Есть которые вообще никогда не говорили на украинском. Я вообще не понимаю, почему эта тема должна делить нас. Ну если ты с молоком матери впитал язык, говори на нем! Да, у меня есть знакомые, которые переходят сейчас на украинский, но это тоже их личный выбор, я не вижу причин никого осуждать.

q

Хорошо если это их осознанный выбор, если он не продиктован влиянием самой обычной пропаганды.

a

Конечно. А если завтра у нас поменяется ситуация в стране, если, не дай Бог, все изменится, то что? Все будут переходить на русский? Как вы представляете себе? Львов весь будет говорить по-русски?

q

Получается, вы всегда гнете свою линию двуязычия? Были исключения?

a

Не буду скрывать, были. На Западной Украине, например, нам поставили правило: только украинский язык. Даже некоторые наши русские песни мы тогда специально переводили. Это сложная тема. Украинский, конечно, нужно поддерживать, чтобы он не умирал, но заставлять на нем общаться – неправильно. Я лично знаю много людей, которые просто не могут слышать украинский, ну тошно им. И меня в этой ситуации очень радует то, что порой именно наши песни на родном языке смягчают позицию таких людей. Вот так, наверное, нужно внедрять украинский. Постепенно, аккуратно.

другие событияО схожести с ОЕ, новом названии и... Кровушке

q

Костя, вернемся в 2014 год. Я не могу Вас не спросить, откуда название «Натоліч»? Кому пришла идея назвать так группу?

а

Мне (улыбается). До создания «Натоліч» я играл в группе «Кентавр», потом подался в видеоблогинг. Надо было тогда придумать себе какой-то псевдоним. А хороший псевдоним – это что? Это то, что связано у тебя в голове с тобой же. Меня тогда и друзья, и родственники как раз называли Натоличем.  Чуть позже, в ту роковую новогоднюю ночь (тогда ребята решили создать группу – прим. от ред.) мы назвали себя «Натоліч – бенд». Потом перелопатили где-то 150-200 других названий, но в итоге оставили просто «Натоліч».

q

Признайтесь, это название должно было заинтриговать фанатов?

a

Н-еееет. Я до сих пор не понимаю, почему у людей вообще возникает вопрос с нашим названием.

q

Наверное, не все воспринимают слово «Натолич», как отчество.

a

Да, некоторые говорят нАтолич. Один молодой человек даже подошел ко мне на улице и говорит: «Ааа, ты тот парень с группы «Натополич»!». Ну, я не стал его разубеждать. Натополич, так Натополич.

q

А если говорить о музыкальном стиле «натоличей»… Вас не обижает то, что многие сравнивают вашу музыку с творчеством «Океана Эльзы»?

a

Я не вижу в этом ничего плохого. Вы же тоже вдохновляетесь украинской музыкой, особенно, той, которая на слуху. От этого тяжело избавиться. Но наши новые работы («До дна», «Амон-Ра», «Револьвер», «Габаритами») очень экспериментальны в музыкальном смысле. Я думаю, схожести с «Океаном» в них точно нет. Хотя судить в любом случае будут наши слушатели.

Натоліч 3

q

Ваш голос многие журналисты уже давно окрестили страстным. Часто в соцсетях слушатели обсуждают, нет ли у Вас каких-то корней, возможно, даже цыганских. Признавайтесь, по национальности  Вы – украинец?

a

Ну я знаю, что у нас есть белорусские корни, русские, украинские и где-то даже какие-то монгольские. На мне это, конечно, не особо отразилось. У меня, наверное, чисто славянская внешность, но в некоторых братьях что-то восточное есть. Да, какая-то кровушка... А что касается манеры исполнения, то на меня просто сильно повлияла любимая музыка. Например, я осознал, что могу петь после того, как попытался спародировать голос солиста группы «Вакуум» Матиаса Линдблума. А там очень глубокий такой оперный вокал. И у него есть манера какого-то распевания. Может, эти нотки оттуда.

другие событияО любви

q

Не секрет, что ваша основная аудитория – девушки. Они уже давно условно поделили  творчество «натоличей» на патриотические песни и песни о любви. Скажите, что вдохновляет Вас писать о чувствах?

a

Если честно, я не создаю песни специально. Кстати, посвящаю их конкретным людям тоже редко. Обычно, в голову просто приходят какие-то фразы и музыкальные мотивы, но, в любом случае, все они связаны с моими личными переживаниями. Вот какая песня группы «Натоліч» Вам нравится?

q

Давайте это будет «Не зникай».

a

Эта песня об ощущении, которое, наверное, испытывали все люди. Когда ты любишь человека и не можешь к нему подойти. Например, увидел на улице прекрасную девушку и не решился заговорить с ней. Что после этого происходит? После этого ты просто не хочешь, чтобы человек полностью исчез из твоей жизни. Ты думаешь: «Пусть он на секундочку еще задержится. Пусть ночь не закончится. Пусть утро не придет… Дайте мне пожить еще немного чувством восхищения этим человеком».

q

Костя, а вот теперь мы плавно подошли к главному вопросу, который волнует ваших поклонниц: музыканты в группе «Натоліч» свободны?

a

Пока колец не носим. Но я думаю, не секрет, что у каждого из нас есть некая возлюбленная. Хотя… Не у всех. Даня пока свободен! Полностью.

q

То есть, шансы все-таки есть.

a

Шансы есть всегда (улыбается). Любите друг друга!